Хочешь тронуть розу - рук иссечь не бойся,

Хочешь пить - с похмелья хворым слечь не бойся.

А любви прекрасной, трепетной и страстной

Хочешь - понапрасну сердце сжечь не бойся!

Документ по истории туркмен из архива хивинских ханов

 
 
В дафтаре № 49 архива хивинских ханов на л. 119а-120а находится список (см. фото), о котором П. П. Иванов не упомянул в своем описании архива 1.

Перевод: "Список людей из племени теке, которые в 1282 (1865/66) [году, соответствующем] году коровы, были назначены амельдарами 2 и получили ярлыки.

[Отдел] тохтамыш, [подразделение] бек. Род гокче 3: Девлет-Назар-бек - аталык 4 Ходжам-Берды-бек - беглербеги; Таган-Батыр - аталык; Ай-Догды-сердар - аталык; Курбан-Нур-сердар - аталык; Бек-Турды-батыр - ферманджи; Сафар-Мухаммед-батыр - ферманджи. [Подразделение] векиль. Род кара: Кул-Гельды-батыр - беглербеги; Анна-Мурад-бек - ферманджи; Мухаммед-Анна-батыр - караулбеги; Коч-Кули-батыр - караулбеги. Род юсуф: Ходжа Гельды-батыр - караулбеги. [Подразделение] бек, род кунгур: Ширек-батыр - мир-ахур /л. 119а/. [Подразделение] векиль, род кара: Джуши(?)-батыр - караулбеги. [Подразделение] векиль, род букры: Анна-Хасан-бек-батыр (!) - караулбеги. Теке, [подразделение] векиль, [род] караджа: Ораз-Мурад - инак; Ораз-Али - онбеги.

[Отдел] отамыш, [подразделение] сычмаз: Клыч-Мурад - аталык. [Род] ташаяк: Сейид-бек - мираб. [Подразделение] сычмаз: Ходжа-Менгли - инак. [Подразделение] бахши: Мухаммед-Берды - аталык.

[Отдел] тохтамыш 5, [подразделение] бек 6: Субхан-Берды - чуре-акасы. [Подразделение] бек, род кунгур 7: Анна-Кули - караулбеги /л. 119б/. [Подразделение] векиль: Союнич-батыр - наиб; Тачи-Мухаммед - дарга /л. 120а/".

Список представляет собой "реестр ярлыков" (всего 25 ярлыков), выданных туркменам. Список производит впечатление неоконченного: на л. 120а нет итога, который, как правило, имеется в документах этого архива во всякого рода списках.

При анализе этого документа следует прежде всего остановиться на значении некоторых имеющихся в нем терминов.

Слово амельдар вообще означало в Хиве, как и в других областях Средней Азии, "должностное лицо", "чиновник". В XIX в., как видно из документов архива, термин амельдар применялся по отношению ко всякому должностному лицу, независимо от [170] чина. Назначавшемуся амельдаром вручался ханский ярлык, почетная одежда и разные подарки. Эта процедура в XIX в. была примерно одинакова во всех среднеазиатских государствах 8.

О присвоении хивинских чинов туркменским предводителям есть сведения в опубликованных нарративных источниках. Так, в 1805 г. йомуту Коушут-сердару был дан чин парваначи 9. В 1826 г. нескольким мервским салорам были пожалованы чины инака, парваначи, аталыка, мехрема и мир-ахура 10. В хивинских хрониках упоминаются некоторые другие чины (хивинские и бухарские), которые носили туркменские предводители: парваначи, токсаба, мир-ахур, беглербеги, эшик-агасы, дадха, караулбеги 11. В документах архива также встречается у туркмен ряд чинов хивинского и бухарского происхождения: инак, дарга, чуре-акасы, караулбеги, мехрем 12.

Остается неизвестным, какие функции связывались с тем или иным чином, поскольку еще не обнаружены подлинные хивинские и бухарские ярлыки о пожаловании туркменам перечисленных выше чинов. Сомнительно, чтобы в это время у туркмен получение чинов сочеталось с занятием определенной должности в ханской администрации; скорее всего, это были просто почетные титулы. У узбеков в Хивинском, как и в Бухарском 13 ханстве большинство высших амельдаров в XIX в. уже не имело определенных служебных обязанностей. Это нужно отнести, очевидно, и к туркменам; во всяком случае, такие чины, как инак, мираб 14, мир-ахур, чуре-акасы, беглербеги, не могли иметь у туркмен того значения, которое они имели в Хивинском ханстве в XVII-XVIII и даже в XIX вв. Правда, о некоторых других чинах, упоминаемых в приведенном нами документе, этого нельзя утверждать столь же уверенно, однако у туркмен и с этими чинами трудно связать какие-либо определенные функции.

Наибами в Хивинском ханстве в XIX в. назывались, по некоторым данным, правители городов, а в конце XIX в. - правители нескольких районов в округах (наибствах) Беш-арык и Кят-Кунград 15. Наместники хивинских ханов в областях Южной Туркмении (Мерве, Ахале) также назывались наибами. Однако во всех известных нам случаях наибами в туркменских землях были узбекские сановники.

Значение чина дарга в Хивинском ханстве (в архиве упоминается дарга и дарга-бек) также недостаточно ясно. Точное определение функций дарги неизвестно; дарга-бек, в частности, ведал сбором денежного налога (салгута). Иногда такой чин имел правитель города или области 16. По словам А. Л. Куна, "дарга - точно так же как мираб, почетное звание при дворе, собственно же этим именем называются содержащие переправу на реке Аму-Дарье" 17.

Соответствовал ли чин караулбеги в Хивинском ханстве определенной должности - неизвестно, хотя в одном из документов архива хивинских ханов и есть, как будто [171] на это указание. Во всяком случае, чин караулбеги имели некоторые из туркмен, находившиеся в караулах 18 (сторожевых отрядах, высылавшихся во время больших походов хивинских войск, а также несших гарнизонную службу, главным образом на границах ханства). Однако к тем караулбеги, о которых идет речь в приведенном нами документе, это не может относиться, так как в 1865-1866 гг. в Южной Туркмении не было хивинских гарнизонов.

Чин аталык в применении к высшим амельдарам (из "32 амельдаров" было четыре аталыка) в XIX в., по-видимому, уже потерял связь с определенной должностью, однако он оставался одним из высших почетных титулов в Хивинском ханстве, и в этом значении вряд ли мог быть употреблен в приведенном нами документе. С середины XIX в. аталыками у каракалпаков, как известно, стали называть назначаемых хивинским ханом глав племен. Эти главы племен подчинялись двум беглербеги. Однако от аналогии с каракалпаками приходится отказаться, так как у туркмен звание аталык упоминается источниками еще в первой половине XVIII в. 19. Следует отметить, что звание аталык у туркменских предводителей, как видно из документов хивинского архива, встречается довольно часто, что также не позволяет провести аналогию с узбекскими аталыками.

Сказанное выше в основном подтверждает предположение о том, что хивинские чины, о которых идет речь в приведенном нами документе, являлись в данном случае только почетными титулами. Подтверждается это и тем, что сами туркмены, видимо, не пользовались этой титулатурой. Так, упоминаемый в нашем документе теке Ораз-Мурад, получивший титул инака в 1865/66 г., в дальнейшем неоднократно фигурирует в документах архива (в частности, в 1283/1867 г. он возглавлял группу из 19 мервских и ахальских "амельдаров" 20), но везде без этого титула.

Когда хивинские власти связывали с присвоением чина выполнение определенных служебных функций (управление тем или иным племенем или частью племени), то они даровали туркменским предводителям ярлыки на звания, которые существовали у самих туркмен и, чаще всего, которые эти предводители уже носили 21. Тем самым власть предводителя подкреплялась авторитетом хивинского хана. Подобную же политику применяли хивинские ханы и по отношению к каракалпакским биям, когда в отдельных случаях им выдавались ярлыки "на бийство" 22. Во второй половине XIX в. туркменские племена в Хивинском ханстве управлялись мюхирдарами, т.е. предводителями, получавшими от хивинского хана печать (мюхир) и ярлык, в котором обычно подтверждалось звание предводителя (бек, векиль, хан и т.п.).

Нам неизвестны случаи, чтобы предводители хорезмских туркмен имели бы хивинские чины или титулы. Отмеченные выше сведения такого рода относятся [172] исключительно к южнотуркменским племенам: теке, салорам, сарыкам 23. Хивинские ханы раздавали ярлыки на титулы, видимо, лишь предводителям номинально зависимых or Хивы туркменских племен. В этом случае, очевидно, нельзя говорить о "включении" туркменских вождей в хивинский государственный аппарат.

Были ли туркменские предводители заинтересованы в получении такого рода ярлыков? На этот вопрос можно ответить утвердительно. Предводитель, получивший за какие-либо заслуги почетный титул от хивинского хана, мог надеяться на поддержку со стороны последнего в укреплении своей власти над соплеменниками, даже если такой титул сам по себе ни с какими определенными функциями не был связав и никакой реальной власти не давал 24. Кроме того, люди, владевшие ханскими ярлыками и вообще всякого рода жалованными свидетельствами, пользовались авторитетом среди туркмен 25.

Хивинские правители, награждая туркменских предводителей почетными титулами, стремились сделать часть туркменской знати проводниками своего влияния на юге Туркмении. Однако в рассматриваемое время, после разгрома Мухаммед-Эмин-хана под Серахсом в 1855 г. и начала туркменских восстаний в Хиве, продолжавшихся почти непрерывно свыше десяти лет, о хивинской экспансии в Южной Туркмении не могло быть и речи. В это время хивинские ханы были заинтересованы в том, чтобы: в возможно больших размерах привлечь вооруженные отряды текинцев, сарыков и других племен Южной Туркмении для подавления восстания хорезмских туркмен. С этой целью они давали всевозможные подачки знати южнотуркменских племен. В свою очередь, текинская, сарыкская и салорская знать пыталась опереться на Хиву в борьбе с усилившимися в конце 50-х-начале 60-х годов нападениями иранских феодалов. Хива оставалась главным рынком сбыта рабов-иранцев, захватывавшихся в грабительских аламанах, которые организовывала феодально-родовая знать текинцев и других южнотуркменских племен. Наконец, эта знать, приводя в Хивинское-ханство вооруженные отряды для подавления народных восстаний, получала денежные награды и почетную одежду. Таким образом, создавалась определенная общность интересов между хивинскими феодалами и предводителями южнотуркменских племен.

Об этом свидетельствует, в частности, приведенный нами список ярлыков на почетные титулы, полученные предводителями текинцев в 1865/66 г. Судя по хронике Агехи, последнее восстание йомутов в Хивинском ханстве в 60-х годах XIX в. началось в месяце раби II 1283 г. х. (июле 1866 г.), хотя мелкие волнения были и ранее. По-видимому, хивинские власти предвидели неизбежность обращения за помощью против йомутских "мятежников" к текинским предводителям, почему и старались заранее задобрить последних, в частности, раздачей почетных титулов.

Комментарии

1 См. П.П. Иванов. Архив хивинских ханов XIX в. Л., 1940, стр. 230.

2 В тексте описка: *** вместо ***.

3 Термины "отдел", "подразделение" и "род" приняты здесь условно, исключительно для различения родовых подразделений "первого", "второго" и "третьего" порядка. В тексте все эти подразделения называются одинаково: халк.

4 Курсивом выделены звания, полученные текинцами по ярлыкам.

5 Следующие далее имена, по-видимому, приписаны позже.

6 После слова *** стоят еще буквы *** (?).

7 Вначале было записано: "Род гокче", затем слово "гокче" перечеркнуто и над ним написано "кунгур".

8 См., например, МИТТ II, стр. 440; А.А. Семенов. Очерк устройства центрального административного управления Бухарского ханства позднейшего времени. Сталинабад, 1954, стр. 61.

9 МИТТ II, стр. 372. Парваначи - то же, что ферманджи.

10 МИТТ II, стр. 440.

11 См. МИТТ II, стр. 189, 421, 422, 435, 440, 441, 462, 469, 505, 549, 551, 555, 565.

12 Архив хивинских ханов, дафтар, 98, л. 26, За; дафтар 21, л. 175а; дафтар 91, л. За; дафтар 46, л. 126; дафтар 26, л. 86а; дафтар 24, л. 646; дафтар 64, л. 546; Архив Института востоковедения АН СССР, ф. 33, оп. 1, № 134, л. 4а.

13 См. А.А. Семенов. Указ. соч., стр. 61, 64.

14 Имеется в виду мираб как один из высших придворных чинов в Хивинском ханстве (в числе "32 амельдаров"), а не чин низшей водной администрации.

15 Гиршфельд и Галкин. Военно-статистическое описание Хивинского оазиса, ч. И. Ташкент, 1903, стр. 23.

16 См. МИТТ II, стр. 351, прим. 1.

17 А. Л. Кун. Очерк истории заселения Хивинского ханства... Архив Института востоковедения АН СССР, ф. 33, оп. 1, № 13, л. 41а.

18 См. Архив хивинских ханов, дафтар 24, л. 86а. По мнению редакции "Материалов по истории туркмен и Туркмении", караулбеги - только бухарский чин (МИТТ II, стр. 421, прим. 4); это опровергается материалами архива хивинских ханов и свидетельством А. Л. Куна (см. А.Л. Кун. Указ. соч., л. 42а-42б).

19 Например, в 1740 г. Векнич (т.е. Бекенч)-аталык и Нияз-Мухаммед-аталык (Гладышев и Муравин. Поездка из Орска в Хиву и обратно... СПб., 1851, стр. 21).

20 См. Архив Института востоковедения АН СССР, ф. 33, оп. 1, № 134, л. 46.

21 См. "Протоколы... Закаспийского кружка любителей археологии и истории Востока", вып. 2. Ашхабад, 1916, стр. 9.

Возникает вопрос о звании онбеги, ярлык на которое получил, судя по нашему списку, Ораз-Али из рода караджа. Звание онбеги в позднем средневековье встречалось в Средней Азии только у туркмен; нет также сведений о пожаловании этого звания туркменам правителями соседних государств. Вряд ли можно считать, что со званием онбеги в данном случае связывались определенные "служебные" функции. Тем не менее интересен сам факт пожалования наряду с высшими хивинскими званиями такого туркменского звания, как онбеги, в качестве почетного титула.

22 П.П. Иванов. Очерк истории каракалпаков. Сб. "Материалы по истории каракалпаков". М.-Л., 1935, стр. 54.

23 Единственное исключение - чин мехрема, встречаемый в документах архива у двух йомутов и одного карадашлы.

24 Ср. рассказ М. Н. Галкина о том, как внук Киат-хана Анна-Хасан-хан с нетерпением ожидал получения чина, который обещал ему начальник астрабадской морской станции капитан Лихарев за убийство "разбойника из Балхан" (М. Н. Галкин. Этнографические и исторические материалы по Средней Азии и Оренбургскому краю. СПб., 1869, стр. 84).

25 См., например, М. Н. Галкин. Указ. соч., стр. 86.